Анатолий Шенберг: «Песни – они как дети, их любишь за то, что они есть»

DSC_0016.JPG

17 декабря в Концертном зале Пинска состоялся концерт дипломанта всероссийских и международных бардовских конкурсов Анатолия Шенберга. Организатором мероприятия выступил пинский Клуб авторской песни «КАП-ля», председателем которого является Светлана Жук, приложившая немало усилий для организации концерта в нашем городе.

Светлана и Анатолий были приглашены в студию радиостанции «Свое радио 106,1 FM», где стали гостями прямого эфира. С ними беседовала ведущая музыкальных программ Татьяна Валерьева. Представляем вашему вниманию выдержки из беседы.

Т.В.: Итак, первый вопрос Светлане. Светлана, именно вы пригласили Анатолия в наш город с концертом. Расскажите немного о вашем клубе «КАП-ля», как давно он существует, как часто приглашаете вы в наш город гостей, что сами делаете?

С.Ж.: Клуб существует почти пять лет – в следующем году мы будем отмечать 5-летие. Мы очень часто ездим на фестивали. К примеру, этой осенью принимали участие в бардовском фестивале «Витебский листопад». Там мы, собственно, и познакомились с Анатолием, подружились, и я пригласила его к нам в Пинск приехать с концертом.

Т.В.: Анатолий, расскажите, у вас в биографии было и Ленинградское музыкальное училище им. Мусоргского по классу вокала и Петербургский инженерно-экономический университет. Как вышло, что вы решили пойти учиться на инженера?

А.Ш.: Мои родители очень хотели, чтобы я получил высшее образование. При этом стоит заметить, что проучился в этом учебном заведении около 17 лет, с перерывами. За всю мою жизнь, скажем, творческую, к счастью, или быть может, для кого-то — к сожалению, диплом мне не понадобился, разве как статус – я вот дипломированный специалист, с высшим образованием, инженер-экономист. Сегодня творческая составляющая стала настолько активной, что возвращаться к инженерству уже не хочется. Хочется петь, хочется творить и радовать слушателей, зрителей.

Т.В.: Почему, проведя своё детство, отрочество и юность в Петербурге, вы вдруг оказались в Нижнем Новгороде?

А.Ш.: Очень сложные времена в нашей стране были. 90-е годы… Как-то нужно было выживать, финансовое положение было тяжёлое. Я к тому времени уехал в Москву и начал заниматься бизнесом, как и многие. Что-то складывалось удачно, но потом был лихой 98-й год, который все мои начинания и надежды опрокинул в кювет, Какие-то остатки бизнеса остались в Нижнем Новгороде, и мне пришлось перебраться туда. Какое-то время была ещё работа, связанная с бизнесом. Период творческой безработицы длился где-то 9 лет, но потом я понял, что без музыки, без песен жизни никакой не будет. И с того времени я вышел в свет, как человек с гитарой.

Т.В.: Вы являетесь дважды дипломантом всероссийского Грушинского фестиваля. Это же своего рода бардовский «Оскар». Трудно давались победы?

А.Ш.: Всё хорошо и здорово, когда к месту и ко времени. Как правило, получается, когда какая-то награда приходит к тебе, очень часто бывает, что она тебе уже не так интересна, и ты от неё уже не так зависишь. Так произошло и с Грушинским фестивалем. К сожалению, фестиваль сегодня уже другой, это уже не та мощь и сила, которая была лет 10-15 назад, когда лауреатов встречало телевидение, когда лауреатам предоставляли возможность участвовать в гала-концертах и на следующем фестивале. Всё по-другому, организация совершенно иная, многое решают деньги. И, конечно же, победы на этом фестивале радуют, но это уже совсем другая радость, не та, которая могла бы быть в то время, когда он гремел.

Т.В.: Светлана, а что с бардовской песней у нас в Беларуси?

С.Ж.: В Беларуси в последнее время стали поворачиваться к бардовской песне, скажем так, лицом. Проводится очень много фестивалей, более десяти в год. Самый многочисленный и рекламируемый – «Большая бард-рыбалка», который уже пять лет подряд проходит в последние выходные июля. На этом фестивале даже был установлен рекорд Гиннесса по приготовлению ухи – представляете, целых три тонны! Менее масштабные мероприятия проводятся во всех уголках республики. Недавно на национальном ТВ-канале появилась передача «Подых струн», которую ведёт Анатолий Длусский. Каждый раз в студию он приглашает разных исполнителей бардовской песни, проводит интересные беседы. Радует, что это движение опять возобновляется, возрождается.

Т.В.: Сталкивались ли вы со всеми прелестями жизни свободного художника, например, когда на проезд не хватает?

А.Ш.: Думаю, с этой проблемой сталкивался каждый свободный художник. Мне, например, приходилось стоять на рынке, торговать свежемороженой рыбой. И ничего – крепче становился. Мне кажется, что такие периоды даже нужны, для того чтобы подводная часть творческого айсберга была мощной, крепкой и сильной. В этот период шло творческой накопление, ведь мы черпаем творческие идеи и сюжеты из жизни.

Т.В.: Какие за последние пять лет у вас были достижения в карьере и жизни?

А.Ш.: Каких-то ярких достижений как бы и нет, но я считаю огромных успехом сам факт того, что я занимаюсь любимым делом, имею возможность писать и говорить со сцены всё, что я думаю, и, надеюсь, что слушатели и зрители это понимают. А если вернуться немножко назад, в прошлое, то одним из таких ярких моментов считаю работу в театре «Рок-опера» над партией Иисуса Христа в опере «Иисус Христос Суперзвезда». Этот театр в Санкт-Петербурге существует до сих пор. К сожалению, его очень сложно вывезти на гастроли. Сейчас там работает около сорока человек. Театр был создан на базе бывших «Поющих гитар», после того, как коллектив разделился на две части. Самыми первыми в России мы поставили эту оперу, это уже потом появились и Минаев, и все остальные.

Т.В.: Был ли у вас в жизни и карьере момент, который сегодня вы могли бы назвать переломным?

А.Ш.: Переломный момент был. Нужно было принимать решение, оставаться дальше в бизнесе или же отдаться музыке. Это было тяжелое решение, важное. На поиск ответов ушло около года, и я всё же решил, что нужно заниматься любимым делом, отдавать ему большую часть своего времени, это был примерно 2006 год.

Т.В.: А есть ли у вас муза? Кому вы посвящаете свои работы?

А.Ш.: Коварный вопрос. Муза у меня, конечно же, есть. Она одна единственная – это любовь. Мне кажется, что это единственная движущая сила, которая способна на всё. Если человек не находится в состоянии влюблённости, то ему очень сложно претендовать на что-то глобальное в творчестве. Любовь – это, наверно, естественное состояние человеческого сердца. И я надеюсь, что муза не покинет меня.

Т.В.: Есть ли у вас кумир, может творчество какого-то исполнителя повлияло на вас, на выбор направления деятельности?

А.Ш.: Так сложилось, что кумиров как таковых не было, встречались важные люди, творчество которых мне близко, скажем так, цепляет. Было огромное желание перейти из эстрадного поля в поле авторской песни, которое заставило пересмотреть подход к музыке и к слову. И когда я понял, что главное в песне не столько музыка, сколько стих, то для меня стали ориентирами многие наши русские известные поэты, в числе которых Волошин, Гумилёв, Пастернак, Цветаева. Бардовская песня – это, можно сказать, умная песня. Нет стиха – нет жанра. Как сказал один известный бард: «Должна быть правда, если нет правды – нет песни».

Т.В.: Какая песня из вашего репертуара вам нравится больше всего?

А.Ш.: Та, которая пишется в настоящий момент. Конечно же, любимыми можно назвать все песни, так как песни – они как дети, их любишь за то, что они есть.

DSC_0016.JPG

Т.В.: Какой период своей творческой работы вы считаете самым плодотворным, успешным?

А.Ш.: Работа над двумя крайними дисками – это, скорее всего, и есть самый плодотворный, насыщенный и интересный период, который длился около года. В создании этих дисков принимал участие звукорежиссёр Аркадий Анисимов, который сегодня работает с хором Турецкого.

Т.В.: Осенью вы приезжали в Беларусь. Понравился ли вам уровень организации фестиваля «Витебский листопад»? Какие впечатления от белорусской публики?

А.Ш.: «Витебский листопад» – это очень высокий уровень. Концерт был великолепный, география приглашённых исполнителей – более чем обширная. А что касается уровня белорусских исполнителей – можно сказать, что я потрясён. Когда я услышал, как поют белорусы, я был в шоке, уровень великолепный. Поражает открытость людей, они просто наполнены душевной теплотой и внутренней гордостью. Я бывал в Беларуси ещё мальчишкой – в Минске, в Орше – и мне всегда нравилось здесь.

Т.В.: Ну и напоследок, традиционные пожелания нашим читателям и жителям Пинска.

А.Ш.: Я хочу пожелать вам много хороших песен. Песня может вытащить из любого тяжелого положения. С песней все невзгоды и тяготы переживаются гораздо легче. Песен, счастья, добра, любви и мира! Всем пинчанам, поклонникам и не поклонникам моего творчества желаю счастливого Нового года! И нисколько не сомневаюсь, что он таким и будет!!!

Загрузка...

Новости партнеров:

Загрузка...

Комментарии закрыты.